Итоги войны

Итоги войны

П. м. в. закончилась поражением Германии и её союзников. После заключения Компьенского перемирия державы-победительницы приступили к разработке планов послевоенного «урегулирования».

 Парижская мирная конференция 1919—20 подготовила договоры с побежденными странами. Были подписаны:Версальский мирный договор 1919 с Германией (28 июня), Сен-Жерменский мирный договор 1919 с Австрией (10 сентября), Нёйиский мирный договор 1919 с Болгарией (27 ноября), Трианонский мирный договор 1920 с Венгрией (4 июня), Севрский мирный договор 1920 с Турцией (10 августа). Конференция приняла решение об учреждении Лиги Наций и одобрила её устав, который вошёл составной частью в мирные договоры. Германия и её бывшие союзники были лишены значительных территорий, принуждены платить большие репарации, существенно ограничить свои вооруженные силы. Послевоенное мирное «урегулирование» в интересах империалистических держав-победительниц завершила Вашингтонская конференция 1921—22. Договоры с Германией и её бывшими союзниками и соглашения, подписанные на Вашингтонской конференции, составили т. н. Версальско-Вашингтонскую систему устройства мира. Являясь результатом компромиссов и сделок, она не только не устранила противоречий между империалистическими державами, но значительно усилила их. «Теперь, после этой „мирной" эпохи мы получили чудовищное обострение гнета, мы видим возвращение к гнету колониальному и военному еще более худшему, чем прежде» (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 41, с. 217). Между империалистическими державами началась борьба за новый передел мира; империалисты готовились к новой мировой войне.

По своим масштабам и последствиям П. м. в. не имела себе равных во всей предшествующей истории человечества. Она длилась 4 года 3 месяца и 10 дней (с 1 августа 1914 по 11 ноября 1918), охватив 38 стран с населением свыше 1,5 млрд. чел. В странах Антанты было мобилизовано около 45 млн. чел., в коалиции Центральных держав — 25 млн., а всего 70 млн. чел. Наиболее работоспособная часть мужского населения была изъята из материального производства и брошена на взаимоистребление в интересах империалистов. К концу войны численность сухопутных войск увеличилась по сравнению с мирным временем в России в 8,5 раза, во Франции в 5, в Германии в 9, в Австро-Венгрии в 8 раз. Процент мобилизованных по отношению к трудоспособному мужскому населению доходил до 50 и даже до 59,4 (во Франции), а мобилизованных по отношению ко всему населению у Антанты (10,3) был почти в 2 раза ниже, чем у Центральных держав (19,1). В России было мобилизовано в вооруженные силы около 16 млн. чел., т. е. свыше 1/3 всех мобилизованных Антантой и её союзниками. В июне 1917 из 521 дивизии, которыми располагала Антанта, 288 (55,3%) были русскими. Количество мобилизованных в Германии достигало 13 млн. 250 тыс. чел., что составляло свыше 1/2 всех мобилизованных блоком Центральных держав. В июне 1918 из 361 дивизии этого блока 236 (63,4%) были германскими. Большая численность армий привела к образованию обширных фронтов, общая протяжённость которых достигала 3—4 тыс. км.

  Война потребовала мобилизации всех материальных ресурсов, показав решающую роль экономики в ходе вооруженной борьбы. П. м. в. характеризовалась массовым применением многообразной боевой техники. «... Первый раз в истории самые могучие завоевания техники применяются в таком масштабе, так разрушительно и с такой энергией к массовому истреблению миллионов человеческих жизней» (там же, т. 36, с. 396). Промышленность воюющих держав дала фронту миллионы винтовок, свыше 1 млн. ручных и станковых пулемётов, свыше 150 тыс. артиллерийских орудий, 47,7 млрд. патронов, свыше 1 млрд. снарядов, 9200 танков, около 182 тыс. самолётов (табл. 3). За годы войны число тяжёлых артиллерийских орудий увеличилось в 8 раз, пулемётов в 20 раз, самолётов в 24 раза. Возникла потребность в большом количестве различных материалов — леса, цемента и т. д. Только одной колючей проволоки было израсходовано около 4 млн. т. Многомиллионные армии требовали непрерывного обеспечения их продовольствием, обмундированием, фуражом. Русская армия, например, за 1914—17 потребила (в округлённых цифрах) 9,64 млн. тмуки, 1,4 млн. т крупы, 8,74 млн. т мяса, 0,51 млн. т жиров, 11,27 млн. т фуражного овса и ячменя и 19,6 млн. т сена общей стоимостью (по ценам 1913) в 2 млрд. 473,7 млн. руб. На фронт было отправлено 5 млн. полушубков и бушлатов, 38,4 млн. фуфаек и телогреек, свыше 75 млн. пар нижнего белья, 86,1 млн. пар сапог и ботинок, 6,6 млн. валенок и т. д.

  Такого количества вооружения и предметов материального обеспечения не могли произвести только военные предприятия; происходила мобилизация промышленности — массовое переключение заводов и фабрик, выпускавших народно-хозяйственные товары, на производство военной продукции. В 1917 на нужды войны работало в России 76% рабочих, во Франции 57%, в Великобритании 46%, в Италии 64%, в США 31,6%, в Германии 58% рабочих. Но промышленность большинства воевавших держав не могла обеспечить потребности своих армий в вооружении и снаряжении. Так, Россия вынуждена была заказывать вооружение, боеприпасы, обмундирование, промышленное оборудование, паровозы, уголь и некоторые виды стратегического сырья в США, Великобритании, Франции, Швеции, Японии и др. странах. Однако за годы войны русская армия получила от этих стран лишь незначительную долю от общей потребности в вооружении и боеприпасах: винтовок 30%, винтовочных патронов менее 1%, орудий разных калибров 23%, снарядов к ним 20%.

  Во всех крупных странах для руководства военной экономикой были созданы специальные государственные органы: в Германии — Ведомство военного снабжения, в Великобритании — министерство военного снабжения, в России — «Особые совещания» (по обороне, топливу, перевозкам, продовольствию). Они планировали военное производство, распределяли заказы, оборудование, материалы и сырьё, нормировали потребление продовольствия и товаров массового спроса, осуществляли контроль над внешней торговлей. Для содействия государственным органам капиталисты создали свои представительные организации: в Германии — Центральный военно-промышленный совет и отраслевые военно-промышленные комитеты, в Великобритании — наблюдательные комитеты, в России — военно-промышленные комитетыземский и городской союзы. Это привело к сращиванию государственного аппарата с монополиями. «Империалистская война чрезвычайно ускорила и обострила процесс превращения монополистического капитализма в государственно-монополистический капитализм» (Ленин В. И., там же, т. 33, с. 3). Однако государственные органы, руководившие военной экономикой, несмотря на активную помощь представительных организаций капиталистов, не справились полностью со своими задачами. Этому мешала сама природа капиталистического хозяйства.

  Война потребовала напряжённой работы всех видов транспорта. Военными перевозками было загружено до 1/2 подвижного ж.-д. состава. Для военных нужд использовалась основная часть автомобильного парка. Большое количество судов торговых флотов воевавших и нейтральных стран было занято перевозкой грузов военной промышленности и армии. Во время войны было потоплено 6,7 тыс. судов общим водоизмещением около 15 млн. т (не считая парусных судов; 28% довоенного мирового тоннажа).

  Рост военного производства был достигнут в основном за счёт мирных отраслей промышленности и перенапряжения народного хозяйства. Это вело к нарушению пропорций между различными отраслями производства, а в конечном счёте — к расстройству экономики. В России, например, 2/3 всей промышленной продукции шло на военные нужды и лишь 1/3 оставалась для потребления населением. Это породило товарный голод, дороговизну и спекуляцию. Уже в 1915 стал ощущаться недостаток многих видов промышленного сырья и топлива, превратившийся в 1916 в острый сырьевой и топливный кризис. Война вызвала сокращение производства многих видов промышленной продукции и в др. странах. Значительно снизились выплавка чугуна, стали и цветных металлов, добыча угля и нефти, производство продукции всех отраслей лёгкой промышленности. Война разрушала производительные силы общества, подрывала экономическую жизнь народов.

  Особенно сильно было подорвано сельское хозяйство. Мобилизация в армию лишила деревню наиболее производительной рабочей силы и тягла. Посевные площади сократились, упала урожайность, уменьшились поголовье скота и его продуктивность. В городах Германии, Австро-Венгрии и России остро ощущался недостаток продовольствия, а затем разразился настоящий голод. Он распространился и на армию, где были снижены нормы довольствия.

  П. м. в. потребовала колоссальных финансовых затрат, которые во много раз превосходили затраты во всех предыдущих войнах. Научно обоснованной оценки общей стоимости П. м. в. не существует. Наиболее распространена в литературе оценка, данная американским экономистом Э. Богартом, который определил общую стоимость войны в 359,9 млрд. долларов золотом (699,4 млрд. рублей), в том числе прямые (бюджетные) расходы — 208,3 млрд. долларов (405 млрд. рублей) и косвенные — 151,6 млрд. долларов (294,4 млрд. рублей). Прямые военные расходы складывались из стоимости содержания армий (40%) и стоимости материально-технических средств ведения войны (60%). Экономической базой покрытия военных расходов служил национальный доход. Дополнительными источниками финансирования являлись увеличение старых и введение новых (прямых и косвенных) налогов с населения, внутренние и внешние займы, выпуск бумажных денег. Вся тяжесть финансового бремени войны падала на трудящиеся классы населения.

  П. м. в. явилась важным этапом в истории военного искусства, в строительстве вооруженных сил. Произошли большие изменения в организации и соотношении отдельных родов войск. Большая протяжённость фронтов и развёртывание на них многомиллионных армий привели к созданию фронтовых объединений — фронтов и групп армий. Усилилась огневая мощь пехоты, а её удельный вес несколько снизился вследствие развития др. родов войск — инженерных войск, войск связи и особенно артиллерии. Количество орудий резко возросло, совершенствовалась материальная часть, появились новые виды артиллерии — зенитная, сопровождения пехоты, противотанковая. Увеличились дальность стрельбы, разрушительная сила огня и подвижность артиллерии. Плотность артиллерии на 1 км фронта достигала 100 и более орудий. Наступление пехоты стало сопровождаться огневым валом. В 1916 появились танки — мощная ударная и манёвренная сила. Танковые войска быстро развивались и к концу войны в странах Антанты насчитывалось 8 тыс. танков. Бурное развитие переживала авиация. Выделились различные рода авиации — истребительная, разведывательная, бомбардировочная, штурмовая. К концу войны воевавшие страны имели свыше 10 тыс. боевых самолётов. В борьбе с авиацией развилась ПВО. Возникли химические войска. Значение конницы как рода войск снизилось, и к концу войны её численность резко сократилась.

  Война выявила возросшую зависимость военного искусства от экономики и политики. Увеличились размах операций, ширина фронта наступления, глубина и темпы наступления. С установлением сплошных фронтов боевые действия приняли позиционный характер. Большое значение приобрёл фронтальный удар, от успеха которого зависел исход операции. В П. м. в. была решена проблема тактического прорыва фронта, но развить его в оперативный не удавалось. Новые средства борьбы усложнили тактику родов войск. В начале войны пехота вела наступление стрелковыми цепями, затем волнами цепей и боевыми группами (отделениями). Общевойсковой бой основывался на взаимодействии старых и новых родов войск — пехоты, артиллерии, танков и авиации. Усложнилось управление войсками. Значительно возросла роль войскового тыла и материально-технического обеспечения войск. Важное значение приобрёл ж.-д. и автомобильный транспорт.

  Совершенствовались типы и классы кораблей ВМФ, причём возрос удельный вес лёгких сил (крейсера, эсминцы, сторожевые корабли и катера, подводные лодки). Широкое применение получили корабельная артиллерия, минное и торпедное оружие, а также морская авиация. Основным содержанием военных действий на море были блокада, крейсерская, подводная и минная борьба, десантные и набеговые операции, бои и сражения между линейными и лёгкими силами. Опыт П. м. в. оказал большое влияние на развитие военной мысли, организацию и боевую подготовку всех родов войск (сил) вплоть до 2-й мировой войны 1939—45.

  Война принесла человечеству невиданные лишения и страдания, всеобщий голод и разорение, привела всё человечество «... на край пропасти, гибели всей культуры, одичания...» (Ленин В. И., там же, т. 31, с. 182). В ходе войны произошло массовое уничтожение материальных ценностей, общая стоимость которых составляла 58 млрд. рублей. Целые районы (особенно в Северная Франции) были превращены в пустыню. 9,5 млн. чел. было убито и умерло от ран, ранено 20 млн. чел., из них 3,5 млн. остались калеками. Наибольшие потери понесли Германия, Россия, Франция и Австро-Венгрия (66,6% всех потерь). На долю США приходилось всего 1,2% общих потерь. От воздействия разных видов боевых средств погибло много мирного населения (обобщённых данных нет). Голод и др. бедствия, вызванные войной, привели к росту смертности и снижению рождаемости. Убыль населения по этим причинам только в 12 воевавших государствах составила свыше 20 млн. чел., в том числе в России 5 млн. чел., в Австро-Венгрии 4,4 млн. чел., в Германии 4,2 млн. чел. Безработица, инфляция, рост налогов, повышение цен — всё это обострило нужду, нищету, крайнюю необеспеченность подавляющего большинства населения капиталистических стран.

  В результате войны выиграли только капиталисты. Так, военные прибыли германских монополий к началу 1918 составили не менее 10 млрд. золотых марок. Капитал немецкого финансового магната Стиннеса увеличился в 10 раз, чистые прибыли пушечного короля Круппа выросли почти в 6 раз. Крупные прибыли получили монополии Франции, Великобритании, Италии, Японии. Но больше всех нажились на войне американские монополии (прибыли за 1914—18—3 млрд. долларов). «Американские миллиардеры... нажились больше всех. Они сделали своими данниками все, даже самые богатые, страны... На каждом долларе следы крови — из того моря крови, которую пролили 10 миллионов убитых и 20 миллионов искалеченных...» (там же, т. 37, с. 50), Прибыли монополий продолжали расти и после войны. Вся тяжесть экономических последствий войны также была взвалена правящими классами на плечи трудящихся. П. м. в. привела к обострению классовой борьбы, ускорила вызревание объективных предпосылок Великой Октябрьской социалистической революции, открывшей новую эпоху мировой истории — эпоху перехода от капитализма к социализму. Пример трудящихся России, сбросивших гнёт капиталистов и помещиков, показал и другим народам путь к освобождению. Волна революционных выступлений прокатилась по многим странам, потрясая устои мировой капиталистической системы. Активизировалось национально-освободительное движение в колониальных и зависимых странах. Главный политический итог состоял в том, что «Первая мировая война и Октябрьская революция положили начало общему кризису капитализма» (Программа КПСС, 1974, с. 25). 

  Источн.: Международные отношения 1870—1918 гг. Сб. документов, М., 1940; Мировая война в цифрах, М.— Л., 1934; Брусилов А. А., Мои воспоминания, М., 1963; Ллойд Джордж Д., Военные мемуары, пер. с англ., т. 1—6, М., 1934—38; Людендорф Э., Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг., пер. с нем., т. 1—2, М., 1923—24; Тирпиц А., Воспоминания, пер. с нем., М., 1957; Фош Ф., Воспоминания. (Война 1914—1918 гг.), пер. с франц., М., 1939; Die Grosse Politik der europäischen Kabinette 1871—1914. Sammlung der diplomatischen Akten des Auswärtigen Amtes, Bd 1—40, В., 1922—27; British Documents on the origins of the war. 1898—1914,, v. 1—11, L.,1926—38; Documents diplomatiques français [1871—1914]. Série 1—3, t. 1—41, P., 1929—59; Der erste Weltkrieg in Bildern und Dokumenten, 2 Aufl., Bd 1—3, Münch., 1969; Conrad von Hotzendorf F., Aus meiner Dientzeit, 1906—1918, Bd 1—5, W., 1921—25; Churchill W. L. S., The world crisis, v. 1—6, L., 1923—31; Joffre J., Mémoires (1910—1917), t. 1—2, P., 1932. 

 

  Лит.: Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд. (см. Справочный том, ч. 1, с. 177—87); Всемирная история, т. 7—8, М., 1960—61; История СССР с древнейших времен до наших дней, т. 6—7, М., 1967—68; История дипломатии, 2 изд., т. 2—3, М., 1963—65; История КПСС, т. 2—3 (кн. 1), М., 1966—67; Стратегический очерк войны 1914—1918, т. 1—7, М., 1920—23; Строков А. А., История военного искусства, т. 3, М., 1967; Таленский Н. А., Первая мировая война (1914—1918). (Боевые действия на суше и на море), М., 1944; Вержховский Д., Ляхов В., Первая мировая война 1914—1918, М., 1964; Зайончковский А. М., Мировая война 1914—1918 гг., 3 изд., т. 1—3, М., 1938—39; его же, Подготовка России к империалистической войне. Очерки военной подготовки и первоначальных планов, М., 1926; Бовыкин В. И., Из истории возникновения первой мировой войны. Отношения России и Франции в 1912—1914, М., 1961; Игнатьев А. В., Русско-английские отношения накануне первой мировой войны, М., 1962; его же. Русско-английские отношения накануне Октябрьской революции, М., 1966; Астафьев И. И., Русско-германские дипломатические отношения 1905—1911, М., 1972; Ганелин Р. Ш., Россия и США. 1914—1917, Л., 1969; Полетика Н. П., Возникновение первой мировой войны (июльский кризис 1914), М., 1964; Фей С., Происхождение мировой войны, т. 1—2, пер. с англ., М., 1934; Фалькенгайн Э. фон, Верховное командование 1914—1916 гг. в его важнейших решениях, пер. с нем., М., 1923; Коленковский А. К., Маневренный период первой мировой империалистической войны 1914 г., М., 1940; Арутюнян А. О., Кавказский фронт 1914—1917 гг., Ер., 1971; Корсун Н. Г., Балканский фронт мировой войны 1914—1918 гг., М., 1939; его же, Первая мировая война на Кавказском фронте, М., 1946; Базаревский А., Мировая война 1914—1918 гг. Кампания 1918 г. во Франции и Бельгии, т. 1—2, М.— Л., 1927; Новицкий В., Мировая война 1914—1918 гг. Кампания 1914 г. в Бельгии и Франции, т. 1—2, М., 1938; Виллари Л., Война на итальянском фронте 1915—1918 гг., пер. с англ., М., 1936; Флот в первой мировой войне, т. 1—2, М., 1964; Петров М., Подготовка России к мировой войне на море, М.— Л., 1926; Корбетт Ю. С., Ньюболт Г., Операции английского флота в мировую войну, пер. с англ., 3 изд., т. 1—4, М., 1941; Александров А. П., Исаков И. С., Белли В. А., Операции подводных лодок, Л., 1933; Шеер Р., Германский флот в мировую войну, пер. с нем., М.— Л., 1940; Сидоров А. Л., Экономическое положение России в годы первой мировой войны, М., 1973; Писарев Ю. А., Сербия и Черногория в первой мировой войне, М., 1968; Виноградов В. Н., Румыния в годы первой мировой войны, М., 1969; Виноградов К. Б., Буржуазная историография первой мировой войны, М., 1962; Хмелевский Г., Мировая империалистическая война 1914—1918. Систематический указатель книжной и статейной военно-исторической литературы за 1914—1935, М., 1936; Рутман Р. Е., Библиография литературы, изданной в 1953—1963 гг. по истории Первой мировой войны, М., 1964; Otto Н., Schmiedel К., Schnitter Н., Der erste Weltkrieg, 2 Aufl., В., 1968; History of the Great War. Ser. A.— M., [v. 1—49], L., 1922—48; Der Weltkrieg 1914 bis 1918. Die militärischen Operationen zu Lande, Bd 1—14, В., 1925—44; Deutschland im Ersten Weltkrieg, Bd 1—3, В., 1968—69; Les armées françaises dans la Grande guerre. t. 1—11, P., 1922—37; Osterreich — Ungarns letzter Krieg 1914—1918, Bd 1—7, Ergänzungsheft 1—10, W., 1929—38; Fischer F.,. Griff nach der Weltmacht. Die Kriegszeielpolitik des kaiserlichen Deutschland 1914/18, 4 Aufl., Düss., 1971; Schlachten des Weltkrieges, Bd 1—36, Oldenburg i. О — В., 1921—30; Der Krieg zur See 1914—1918, [Bd 1—22], В., 1920—37, Bonn, 1964—66. 

https://www.booksite.ru/fulltext/1/001/008/087/877.htm

177 просмотров
Теги: итоги

Рейтинг: 0 Голосов: 0

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!